Новости

Через тернии к звёздам

Молодая, красивая, доброжелательная, с модным тату на тыльной стороне руки... Такой я в первый раз увидела Татьяну Паршакову. И только после длительного разговора по душам стало понятно — за её весёлостью и оптимизмом скрываются глубокая боль и отчаяние, которые она не показывает никому. Долгие годы борьбы за жизнь сына Арсения и дочки Анастасии научили женщину держать удар.
Болезнь со страшным названием «мутация Дарс-2» (редкое заболевание, встречающееся один раз на миллион) проявилась у ребятишек не сразу — почти до двух лет Стася (так её называют родители) росла и развивалась нормально, даже врачи не замечали никаких отклонений. Но Татьяна, у которой это был уже третий ребёнок, стала чувствовать неладное — девчушка не держала равновесие, когда ходила. В остальном всё было нормально — ребёнок с удовольствием разговаривал, играл, тянулся ручонками к маме. Причины болезни не мог объяснить никто — либо родовая травма, либо прогрессирующая, не поддающаяся лечению генетическая хворь...
Когда семья Паршаковых столкнулась с проблемой, она стала для супругов шоком, ведь двое старших ребят были абсолютно здоровы. Когда Насте исполнилось три года, родился Арсений, и тоже поначалу всё было нормально — до двух лет малыш рос и развивался согласно возрасту. А потом и его отнесли к «паллиативным», что в переводе означает — без надежды на выздоровление. Однако родители не смирились с роковым диагнозом — почти год Арсений лежал в республиканской больнице на улице Титова в Симферополе, мальчика возили в клиники Израиля, обращались и к знахарям. Сегодня Татьяна говорит, среди европейских врачей немало шарлатанов, которые только выуживают деньги. Именно в Европе (в Германии) им пообещали: платите, и ваш ребёнок встанет на ноги. Малыша спасти не удалось — он ушёл из жизни в шесть лет, причём почти всё понимая (интеллект при болезни страдает меньше всего). Вот и десятилетняя Стася недавно спросила родителей: «А можно, я выйду замуж сейчас, потом мне уже не успеть». Стоит ли рассказывать, какой болью в сердце матери отозвались эти слова?
В такой ситуации очень тяжело оставаться один на один с проблемами, поэтому Татьяна очень надеется на будущий детский хоспис, который по благословению митрополита Симферопольского и Крымского Лазаря будет построен в селе Новозбурьевке Симферопольского района. Куратор стройки отец Дионисий говорит, хоспис (второй в России) призван облегчить последние дни ребятишек, создать комфортные условия хотя бы напоследок, как ни страшно это звучит.
Татьяна не уверена, что её любимая дочка увидит открытие хосписа. Ею скорее движет жалость к таким же, как она, матерям-страдалицам, дети которых воспользуются предоставленным шансом. Женщина научилась жить здесь и сейчас, радуясь каждому дню, пока её Стася играет с котёнком и капризничает, когда он куда-то прячется, увлечённо «зависает» в ноутбуке и огорчается, если выключают свет.
Напоследок я попросила Татьяну рассказать историю тату. В общем, так. Когда находилась в больнице с Арсением, в палату попал 17-летний юноша (на теле у него было множество забавных татуировок) с сильнейшим повреждением позвоночника. Парень упал духом, отказывался делать развивающие упражнения, и тогда женщина сказала ему: «Если покажешь мне через две недели большой палец, что у тебя всё будет хорошо, я тоже сделаю татуировку». Юноша промолчал, а ровно через 14 дней с трудом сделал такое сложное для него движение. Татьяна не обманула — выбила на тыльной стороне левой руки птиц в полёте и надпись «Через тернии — к звёздам». Терний в её жизни было много, хорошо бы ещё и звёзд чуточку.

Светлана КИРЬЯНОВА
Made on
Tilda